Дмитрий легенченко сайт знакомств

Абанский район, Красноярский край, Сайт газеты Красное Знамя, Бои межрайонного масштаба

[email protected], представляется как Дмитрий Владимирович (по Здравствуйте. Меня зовут Наталья Легенченко. Я являюсь .. Сайт и сообщество этих жуликов существуют поныне. 4) Новые знакомства и новые познания в мире компьютерных технологий и всемирной паутины. · Дмитрий Каштанов Любовь Легенченко . Я вот на сайт путина своё стихотворение отправила,так меня там сразу заблокировали. Лавренков Дмитрий Сергеевич "Авторские анекдоты, афоризмы и стишки"( 24k,9) Очень рад, что восстановили его сайт с прежним адресом. Легенченко Мария Сергеевна "Небо"(11k,4) Лиса - ласковый и дружелюбный зверь, всегда с радостью идет на контакт и заводит новые знакомства.

Через полтора часа я должен быть на аэродроме. Меня просто не поймут. Вы в командировке их посмотрите и вынесете свой вердикт. Будет ждать меня на аэродроме. Давай все-таки пого-ворим о твоих командировках. Только не делай такое лицо! Ты становишься похож на Гаврика. Только он чернень-кий, а ты — серенький. Железняк обреченно остановился возле чемодана, но тут на счастье позвонил водитель: Бросил свитер поверх вещей, закрыл чемодан.

  • Внимание! Кредитные мошенники!
  • Поворот Днепра. Роман
  • Антон Легенченко

Долгие проводы — лишние слёзы. Валентина села рядом и прислонилась головой к плечу Железняка. А думать вредно — мозги стираются. Поднял чемодан, прихватил портфель с документами, перебросил через руку плащ. И пошел по длинному коридору на выход. Тесной когда-то была квартира Тесной, когда дочь здесь жила и водила кучу подружек — сначала по школе, потом по институту. А теперь от спальни до выхода — хоть на велосипеде кати У порога они обнялись. Валентина не сразу закрыла дверь — смотрела, как Железняк вызывает лифт.

А когда створки железной коробки начали смыкаться за ним — коротко помахала. Он остался от старого аэропорта.

Кирпичную облицовку при-крыли светло-голубыми керамическими панелями, и домик не выдавался из архитектурного облика обновленной воз-душной гавани. Здесь дожидались своих рейсов всяческие very important persons — на светлых кожаных диванчиках, в тени разнокалиберных фикусов и под бормотание ненавяз-чивой тихой музыки. Мальчики и девочки с подносами под-летали по мановению одних бровей высокопоставленных пассажиров — кофе, чай и прочие напитки.

Железняк отмахнулся от официанта в синей форменной курточке и уселся на углу дивана. Водитель Веня примостил рядом чёрный чемодан на колесиках. И взглянул на часы. До рейса оставалось почти сорок минут. Откинулся на мягкую диванную спинку и прикрыл. Раньше он не испытывал тревоги в поездках и перелё-тах по большой стране — многочисленные командировки бы-ли если не смыслом, то значительной частью жизни.

Теперь он ощущал странную противоречивую раздвоенность: Каждая командировка всё больше воспринималась, как покушение на право самому распоря-жаться временем, пространством и обстоятельствами. Зна-чит, верно говорит Валентина: Железняк разлепил веки и понял, что нечаянно задре-мал — под тихую музычку и на уютном диванчике. В послед-нее время он умудрялся неожиданно уснуть где угодно — в машине, на совещании, за столом в гостях. Он не мог нор-мально спать только дома, в собственной постели, когда в вязкой тишине бесконечной ночи начинали звучать давно забытые голоса и мелькать давно забытые лица.

Это я вам звонил. Рядом стоял человек — не молодой, не старый, не высо-кий, не низкий. С широкой улыбкой, как на рекламе стомато-логической клиники. Железняк непроизвольно пощупал нижнюю челюсть: Не молодой, не старый человек опустился рядом, про-тянул серую кожаную папку с кнопочкой: Здесь проект гидроузла на Днепре. Понять, можно ли строить — не главное. До Ростова успел посмотреть бумаги, посчитать кое-что, используя листок из блокнота, ручку и калькулятор в мобильнике.

Хмыкнул, втиснул папочку в портфель и забыл о. А то больше делать нечего Нам пахать — не привыкать! Заместитель главного редактора, довольно молодой, модно одетый, но какой-то пришибленный, разговаривая, смотрел в огромный дисплей компьютера и пощёлкивал мышкой. На дисплее, как успел заметить Кочкин, змеились красные, синие и жёлтые линии.

Биржевые котировки, дога-дался Кочкин. Наверное, готовит статью по экономике. А может, просто играет на бирже. Вы посмотрели портфолио, Юрий Михайлович? С этим вопросом зам главного адресовался к редактору отдела политики, тощему доходяге с редкой бородой, кото-рый сидел в отдалении на диванчике. Не помню, что. Зам главного говорил так, словно ему не хватало воздуха.

Или было лень говорить. Это фугас нажимного действия. Я запомнил этот репортаж по-тому, что главным героем стал наш военный корреспондент. Так зачем вы полезли не в своё дело, Кочкин?

А на мину старушка напоролась А разми-нировать старушек — дело сапёров. Значит, Юрий Михайлович, перестанете И вы, Юрий Михайлович А если знаете, зачем спрашиваете? Вашу мать, подумал Кочкин. Говорят, словно я на Се-верном полюсе.

Предупреждали меня, что москвичи — народ высокомерный. Одно дело — писать фронтовые репортажи, рассказывать, кто в кого пуляет И совсем другое дело — заниматься политической журналистикой. За месяц мы сможем напечатать Ну, сколько сможем напечатать материалов господина Кочкина? Можно подумать, что остальные сотрудники вашего отдела завали-ли газету материалами. Тем самым каждый день Есть такая народная поговорка.

Не обязательно дожёвывать до конца, чтобы понять, это конфетка или Редактор отдела поднялся и пошёл в дверь. По пути оглянулся на Кочкина.

Кочкин с редактором отдела молча прошли длинный коридор, спустились по лестнице и оказались в другой, так сказать, реальности: Сплошной, вспомнил Кочкин идиотское словцо, функционал Немного полинявший и пыльный функционал. Затем они оказались в кабинете редактора отдела — в узкой выгородке с небольшим столом, окружённом стальными стульями. От рекламного щита, наполовину закрывающего окно снаружи, в кабинете было темно, и редактор зажёг настольную лампу.

И сделал морду номер один — сосредоточенное внима-ние, открытый взгляд и полная готовность к диалогу. Ну и давай говорить по-взрослому. Наша газета — это тебе не какой-то там желтяк, который с жиру замутили богатые буратины. Это солидное издание с историей. Перед началом революции-контрреволюции, в восемьдесят девя-том вышел первый номер.

Понимаешь, Кочкин, к чему кло-ню? Вот ты сидел в своём Норильске, в корпункте Потом попросил по-слать тебя военкором в Донецк. Ну, покатался, посмотрел на боевую обстановку. Понятное дело, я не мог отказаться. Редактор долго молчал, перебирая на столе бумажки и подглядывая на нового подчинённого с явным подозрением.

Поэтому, Коч-кин, я тебе не верю. Сам понимаешь, как трудно будет вы-страивать отношения с недоверия Вполне достойная и ответственная дама. Её в Норильске все знают. Она нашему мэру на выборах помогала. А я ей помогал, чем. Большой силы человек эта Зинаида А что с жильём? Тут мы тебе ничем не поможем. Один знакомый моего знакомого уехал на три года за рубеж и квартиру сдаёт. Вот мне почему-то никто не помогает. Пойдём, покажу рабочее место и представлю коллективу.

Хотя, конечно, это сильно сказано — коллектив. Одна еще ничего не умеет, другая — уже не умеет. Пустяковое дело поручить. Что делать с ними — не знаю. Морда номер три —полное понимание забот начальства. У одной мама работает в пресс-центре Госдумы. Другая спит с членом правительства. Хорошо, с московским, а не с федераль-ным. Иначе хоть вон беги Придётся пахать и пахать.

Начальство и так постоянно Они снова отправились в поход по мрачному коридору. Не фамильярничай с ними! Дашь палец — руку откусят. Я их сам иногда боюсь. Кочкин сделал морду номер четыре — героическая го-товность к любым испытаниям.

Орёл мух не ловит Разве мог я предположить когда-то, подумал Орлов, что буду принимать на своей даче стукача и поить его дорогущим коньяком? Впрочем, Орлов почти никогда, даже в мыслях, не называл Кондрашова стукачом.

Для таких в КГБ существовало необидное звание — информаторы. Разложил он бу-маги на столе и опупел. Как ты думаешь, что он увидел? Была у Кондрашова такая сволочная привычка — зада-вать дурацкий вопрос и ждать умного ответа. Орлов посмот-рел на толстого потного Кондрашова, на его лицо, похожее на оладью, и покорно кивнул: Он увидел, что ареалы пожаров подозрительно совпадают с участками, на которые поступили арендные за-явки, и по которым было отказано. Ты понял, Павел Лаврен-тьевич?

Вчера отказали — а сегодня загоре-лось! А нынче полыхает даже возле Люберец. Нет там никаких торфяников! Давай выпьем за устойчивый циклон.

Собака на соседнем участке заскулила от пинка. Кон-драшов сунул в рот кусок мяса и принялся опять читать проект. А Орлов подошёл к забору, подставил чурбачок и заглянул к соседу. Старый мухомор генерал Иван Афанасьевич приник ухом к ограде.

Его шишковатая голова с перьями сизого пуха была так соблазнительно близка, что Орлов едва поборол соблазн дать деду щелчок — ещё кондрашка хватит И ухватился за сердце, жалкое подобие человека — в по-лосатых трусах и когда-то белой майке. Кривые тощие ноги в драных тапочках мелко задрожали.

Дед развернулся и за-шаркал прочь от забора. А Орлов вернулся в беседку. Да только не нашли они с вице-губернатором об-щий язык. В надежде, что выгоревшие участки спишут из оборота, и тогда никто не станет упираться по поводу аренды бросовой земли.

А может, из мести пускают петуха. Тоже вполне рабочая гипотеза. В народе как говорят: Наверняка, эти поджигатели мало совали в лапу, когда оформляли заявки. Жить-то и ему. Напрямую не дают — для этого у вице-губернатора есть отдельная прикормленная гнида.

А ты откуда знаешь, мысленно спросил Орлов. Не твоё дело, так же мысленно ответил Кондрашов, прочитав вопрос в льдистых глазах Орлова. Они этак часто разговаривали Вслух же Кондрашов сказал: А сейчас, по некоторым отзывам Говорят, и заповедными участками торгует.

Недюжинных людей жизнь ломает через колено, и становятся они обыкновенными вокзальными курвами. Кто денег дал — тот и отымел. О себе говоришь, мелькнуло в глазах Орлова.

И о себе тоже, подумал Кондрашов. Меня, например, детки до сих пор сосут, хоть от груди давно оторванные. Понятное дело, посмотрел в сторону Орлов, значит, бу-дешь денег просить. Буду, откровенно улыбнулся Кондрашов. Тут пошли сплошные инженер-ные соображения А я, как ты знаешь, юрист.

Но вступительную часть и общие положения прочитал внимательно — именно с юридической точки зрения. Надо будет всё хорошо соотнести с нормами международного права. Подумайте, как всё обставить по закону. Кондрашов пощелкал ногтем по распечатке: Кондрашов долго молчал, подбирая мясо, соря хлебны-ми крошками и шумно глотая холодный чай.

У Орлова было две дочери-близняшки, которые закан-чивали школу. На каникулы они вместе с матерью всегда уезжали в Испанию. А глава семьи парится в России. Потому что каникулы кончаются не только у школь-ников, но и у депутатов нашего замечательно парламента. И взрослым пора браться за уроки. Словно по команде наступила тишина: Ещё раз выпили, и по решительности, с которой Орлов отставил рюмку, Кондрашов понял, прелюдия закончилась.

Он тоже видел Орлова насквозь, потому что знал его, страш-но сказать, больше тридцати лет. Орлов принялся ходить вокруг беседки по горбатой кирпичной дорожке — так ему лучше думалось. Кондрашов налил холодного зелёного чая и залпом выпил — зубы заломило. Теперь он знал, что Орлов замышляет сложную и рискованную многоходовую комбинацию, в которой и Кондрашову с его силёнками, уж какие остались, тоже найдётся участок работы.

Кондрашов был ленив, и едва рушился привычный уклад, едва приходилось затевать новое дело, испытывал тревогу, если не сказать панику. Лень он давно научился преодолевать, выработав целую систему правил и традиций.

Даже зубы чистил на счёт — медленно, до трехста. Система помогала в юности зубрить учебники, потом заниматься делами в суде, ещё позже — руководить партией и держать в узде фракционеров в Государственной Думе. Нужные люди заряжены, голосование, по-лагаю, будет пустой формальностью. Крутись, как хо-чешь, Алексей Иванович, но добейся нужного результата го-лосования. И мы бы его провалили с нашим удоволь-ствием. А теперь что — отбой? Понятно, ситуация сложная, но лёгких за-даний ты от меня никогда не получал.

Орёл мух не ловит. Я должен хоть в общих чертах представлять себе смысл такого поворота! Законопроект о пенсиях чуть-чуть улучшит жизнь героического и не шибко богатого российского народа, заткнёт на какое-то время рот нашей оппозиции.

То есть склок в парламенте по поводу пенсионного закона не. Пользуются, а в благодарность делают всякие гадости. Нужно дать три-четыре серьёзных статьи в серьёзных газетах — беспристрастное исследование пользования недрами России со стороны не очень дружественных бывших братьев. Главную акцию мы берём на себя — проведем круглый стол и подготовим большой отчёт для прессы. Ну и телевидение позовём. Держи, здесь все нужные материалы. Орлов толкнул по столу прозрачную коробочку с ком-пакт-диском.

Кондрашов взял диск и прочитал цветную наклейку: Послушай сам этот концерт. Значит, сначала вой в прессе. Водные запасы, арктический шельф, дальневосточная тайга Потом наш круглый стол. Но сначала ты выступаешь в Думе и со свойственным тебе темпераментом предлагаешь зако-нопроект о защите природных ресурсов России.

Лицензию на это дело Мы же в команде играем, старина. И поэтому каждый выполняет свою часть дела. Я подбросил её полгода. Затем два-три раза вскользь напомнил. Теперь там думают, что это их собственная идея. Да я и не в претензии.

Чей бы бычок не прыгал, а телёночек —. Кондрашов мог лишь представлять, какие части общего дела выполняют другие члены команды, о которых он просто не знал, несмотря на свои связи, не знал, но постоянно ощущал их присутствие, как ощущается на ночном тротуаре близость прохожих. Он давно привык не спрашивать у Орлова ни о чём, что не касалось ни его, ни партии.

Например, надо послать в один из районов, обозначенных в проекте, группу геодезистов. А перед этим дать хохлам знать, зачем геодезисты колупаются в этом районе. Орлов опять отправился в кругосветное путешествие и сделал несколько витков —. Ладно, подумаю, что можно сделать.

Орлов перестал кружить вокруг беседки и посмотрел в серое от дыма небо: Есть в нём рациональное зерно Орлов вновь уселся за стол. Нужны ребята, умеющие держать язык за зубами. Большой силы убеждения человек, тот, что нам ну-жен. Да к тому же допустил одну промашечку, которую могут оценить только люди с юмором.

Ты ведь не заметил, Алексей Иванович?

Дмитрий Легенченко

Братец мой призывает строить в России национальную политику и социально ориентированную экономику. Получается, если коротко, национал-социализм. Извини, прервёмся на минуту. В металлическую калитку постучали.

Из кустов тут же выступил дежурный охранник — тренированный паренёк в спортивном костюме. Возьмите, гос-пода хорошие, отдам почти без денег. Паренёк оглянулся на Орлова.

Охран-ник вышел за калитку, и дядя Гоша мячиком мелькнул мимо забора — в синей клетчатой рубахе и с мокрым садком. Больше налегай на закуску. Я к тому, чтобы завтра был в форме. Надо одно серьёзное дело замутить.

Много лет назад, когда Кондрашов только узнал о су-ществовании брата Орлова, он спросил: На Руси это случается сплошь и. Да и в других державах —. Орлов поговорил, вздохнул и бросил мобильник.

Только меня за что-то невзлюбил. Просто обидно, честное слово. В спортзал надо ходить! Или денег не хватает? В молодости на меня девки очень западали. Знаем, как на тебя западали девки, подумал Орлов с ле-тучей усмешкой. Кондрашов перехватил этот проблеск в глазах хозяина и чуть нахмурился — он не любил, когда ему хоть намёком поминали о тёмных пятнах в биографии. Завтра с утра обрисую ему ситуацию, а во второй половине дня вы сможете адекватно побеседо-вать. Все было сказано, и теперь они обедали, как два мужика после хорошего покоса.

Когда насытились, и Орлов закурил короткую трубку с прямым чубуком, Кондрашов спросил: Скучная была работёнка, малоперспективная. Юноши бледные, со взором горящим, начитавшиеся Александра Исаевича, нынешнего нашего пророка и провидца Таких юношей были единицы. Основной контингент — обычные болтуны и позёры, которые ради красного словца вякали что-нибудь скоромное в компании или перед девушкой. После первой задушевной беседы эти мыслители напускали в штаны и становились самыми образцовыми борцами за торжество наших идей.

По человеку, а то и по два на каждый курс каждого факультета каждого московского вуза. Между прочим, в этой армии не послед-ними рядовыми были некоторые нынешние главные демо-краты и главные либералы.

Но когда я, простой пенсионер, прихожу к ним на приём, они по-прежнему преданно и испу-ганно смотрят в глаза: А почему ты спросил об этом только сегодня? Так вот, работёнка была малоперспективная. И она мне быстро надоела. Я же говорю — в другое. И к девяностому году, к развалу нашей страны и к развалу руководящей и направляющей, царствие небесное им обеим Я подошёл с большим погонами и с большими запросами.

Сейчас по минимуму был бы заместителем начальника всей конторы Однако не жалею, Алексей Иванович, нисколько не жалею. И в девяностый год возвращаться не хочу. Ибо, что есть власть? Это не кресло и не погоны, как выясняется. Информация приносит деньги и опосредованно укрепляет власть. Так что в этом плане я вполне удовлетворён.

Согласно непрелож-ным историческим законам. Конечно, когда-нибудь найдётся новый профессор Ерёменко, который попытается доказать, что России после развала СССР вообще не существовало, а Ельцин был агентом марсиан.

Доктор биологии, между прочим, который свихнулся на истории. Он доказывает, что вся история переписана, что не было ни Карла Великого, ни гуннов, ни египетских фараонов. Короче, не было ни земли, ни неба, стоял один плетень. Вот кар-точка, вот пинкод. Только сам не снимай, не напрягай разных наблюдательных раздолбаев. Он взял пиджак, спрятал кредитку в карман, сунул Ор-лову потную руку и зашагал к калитке.

Забрался в машину и толкнул Руслана в плечо. Тот встрепенулся и, еще пребывая на грани сна и яви, завертел баранку. Щебёнка зашуршала под колесами, сосновый островок с красной крышей дачи отодвинулся, в опущенное окно ударил тёплый ветер с при-вкусом большой гари. На шоссе к ним присоединился ещё один автомобиль — пошёл впереди, выдерживая дистанцию. Кондрашов не лю-бил неожиданностей. Особенно, с тех пор, как в начале поли-тической карьеры его попытались убрать. На выезде из Сал-тыковки тяжёлый грузовик перегородил дорогу, а другой попытался протаранить автомобиль Кондрашова.

Грузовики столкнулись, одного уцелевшего водителя Руслан тут же вытащил из покорёжен-ной кабины и для начала выбил оставшиеся после аварии зубы рукояткой пистолета. Пока гаишники подоспели, Кон-драшов уже знал, кто организовал этот незамысловатый наезд. Осталось подключить Орлова, который быстро дого-ворился с заказчиками покушения: Нелегко было выстраивать многопартийную систему в России, ох, нелегко!

Нет, подумал в машине Кондрашов. Никуда я от него не скроюсь. Значит, надо сосуществовать. Проклятая страна На Москву наступали последние денёчки августа. А на Разина наступал, вместе с очередной бутылкой каберне, оче-редной день рождения, о чём он непременно забыл бы, да ему напомнила мама — позвонила в семь утра, прервав кошмарный сон, и напомнила, умница. Перед пенсией мама заведовала отделом в райкоме бывшей партии, и до седых волос сохранила верность прин-ципам и традициям.

Когда в командировке погиб первый муж, Орлов, она вскоре вышла замуж за его коллегу по ведомству, Разина. То есть, традиция быть замужем за КГБ сохранилась. Ещё она считала, что семейные праздники — тоже святая традиция, и отмечать их надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Мама спрашивала у Разина, почему он не приглашает на семейные торжества бывшую жену Надежду, с которой тот не жил вот уже пятнадцать лет.

У них же общая дочь! Почему, чёрт возьми, не приглашает? У неё хватало забот с новым мужем и новым ребёнком. Девятилетний Гарик был сущим вундеркиндом — рисовал в художественной студии, играл на фортепьяно и семимильными шагами осваивал компьютер. Разин и сам хотел бы иметь такого сына, но у него в жизни была только дочь, которая тоже не являлась к бабушке на семейные праздники.

Как на грех, именно по торжественным дням у дочери случались чрезвычайные происшествия: Нельзя же ехать к бабушке с неис-правными тормозами. И продолжал по инерции вносить — теперь уже за квартиру, которую дочь снимала на паях с каким-то волосатым расхристанным хмы-рём, играющем на гитаре по кабакам.

Заработков на текилу и кожаные штаны ему хватало, а на квартиру — никак. С доче-рью, а иногда и с ее хмырём, Разин виделся в первых числах месяца, когда выдавал некоторые суммы на жильё, булавки и бензин для машины. Мама происходила из семьи заволжских хохлов, и в свои принципы и традиции включала верность салу, вареникам и цыбуле, которую совала во все блюда, кроме компота.

Почему это страна проклятая? Мне, например, тут нравиться. Он с ухмылкой покосился на гимназистку. Зачем же тут мучиться, му-жик? Однако боюсь, вы её не почув-ствуете. Теперь по поводу предложенной вами эмиграции. За бугром, как вы изволили выразиться, я. Там скучно и выпить не с кем.

Журнал "Самиздат": Л

Они там, видите ли, по-нашему не пьют. За бугром сейчас хорошо, таким как. Русская мафия и всё. Они как увидят ваш наколотый перстенёк, сразу в штаны напустят и деньги отдадут. Вы молодой, можете попробовать. Вероятно, сказывается влияние окружения, так сказать, аура Он отвернулся от Рогова и выплеснул в фужеры остатки шампанского. Баба за стойкой замерла, думая о своём. Дед у входа удобнее устроился на стуле.

Девушки бальзаковского возраста продолжали с энтузиазмом поглощать комковатое малиновое мороженое под аккомпанемент вишнёвого ликера. Фокстерьер у двери не услышал. Официант оторвался от созерцания улицы и подошёл к столику Рогова, теребя бабочку, словно она его душила. Повеселился, называется, в собственный день рожде-ния, подумал он уже на улице, полной липкого послеполу-денного зноя. Надо было бы сходить в старый добрый ресто-ран Николы Пригласить ребят с работы. Но тогда получи-лась бы заурядная пьянка — с песнями, визгами, выяснением отношений и со всяческими потерями — вплоть до паспорта и трусов.

А теперь, значит, получилась незаурядная пьянка — да-же без потери пульса. С Японского моря находила серая дрянь с редкой ледяной крупой.

Катер тонул, в пробоину хлестала тяжёлая маслянистая вода, и до берега, до прыгающей изломанной линии синих камней, было ещё. Папа, немалый чин всемогущей конторы на площади Дзержинского, таким своеобразным способом решил оторвать сына от московских тунеядцев, выпивки и опасного безделья — запровадил в славную Советскую Армию. И не абы куда, а в морскую пехоту на Сахалин. А пехота что делает?

По морю, аки посуху, коли уж морская. Не думал Разин, что сможет в полной мере оценить всю жизненную правду этой хохмы. Доплыву, сказал он себе, отдаваясь на волю водово-рота. Не только потому, что провёл все каникулы на речке Торгун, у деда с бабкой, и научился хорошо плавать. Он упал на спину, на мокрые острые камни и закричал в ледяную крупу, которая сыпалась сверху: Что бы ты сдох, папа!

Через три дня в часть пришла телеграмма: Ра-зин отпросился из больнички, где валялся с тяжёлым брон-хитом после ледяного купания и восемь часов летел из Юж-но-Сахалинска. Смотрел в иллюминатор, пил из бутылки, ко-торую оборотистый хмырь продал из-под полы в аэропорту, чуть ли не у трапа, и через каждые десять минут бормотал: Не для того же, чтобы он мог хлестать вино в этот жаркий день?

Тогда — для чего? Он побрёл по Тверской, стараясь не выходить из рваной чёрной тени домов, потому что солнце на открытом пространстве словно било кувалдой по макушке.

Под хвостом лошади Юрия Долгорукого, напротив московской мэрии, раскинулся большой павильон пива. Вокруг пивного царства ходил по несусветной жаре зазывала, человек-кружка. Он высовывал из дырок в кружке руки и раздавал прохожим рекламные листки. Разин представил, как он там, в пенопласте, потеет и мечтает о настоящей кружке холодного пива Если бы не позвонил брат со своими поздравлениями и не предупредил о завтрашних трудовых посиделках, то Разин обязательно завернул бы в пивняк — отполировать хорошим пивом скверное вино.

А кто тебя заставлял его пить? На Пушкинской площади, перед позеленевшим памят-ником Александру Сергеевичу, было свежее, чем в душной трубе Тверской — с бульвара задувал порывистый ветерок и доносил влажную свежесть фонтана. Неподалёку от фонтана кучковалось два десятка придурков с рукописными плакатиками в руках.

В основном здесь были пожилые упитанные мужчины в очках и при галстуках на лёгких рубашках. Рогов прищурил глаза, но все равно не смог сфокусировать взгляд и прочесть самодельную графику. Опять пятая колонна была недовольна политикой президента. Один из придурков, лысый и круглый как колобок, в светлой пиджачной паре, что-то кричал в мегафон, чуть не заглатывая красную пипку, но ветерок относил звуки прочь, и слышалось лишь одно: Рогов встал в тени памятника и закурил.

Он знал ко-лобка ещё по тем временам, когда тот работал консультан-том в скучном экономическом журнале. И этот в политику полез. Несколько патрульных в полной форме — при дубинках и наручниках, бдительно охраняли собрание. На лицах этих простых парней, собранных из подмосковных областей, застыло напряжённое внимание — они явно не понимали оратора, но пытались не пропустить чего-нибудь против власти.

Разин подошел поближе к сборищу и крикнул: Несколько митингующих неодобрительно посветили в его сторону очками. Вероятно, созыв Учредительного собра-ния не входил в их ближайшие планы.

Зато патрульные по-вернулись к нему с симпатией и некоторым производствен-ным интересом: Он сверзился в прохладный ад подземного перехода и уже через несколько минут трясся в вагоне метро. По прямой до берлоги ехать было полчаса, и это время он простоял на ногах — чтобы нечаянно не уснуть. Новую машину покупать не стал, памятуя о московских дорожных пробках и дороговизне га-ражей. Теперь к метро привык. Тем более что из года в год подземка становилась все более надёжным транспортом: Обменом зани-малась жена, он тогда был в длительной командировке на Камчатке, и дал согласие на берлогу по телефону.

Потом к берлоге привык. Тем более что в комнате лишь спал и держал книжки, а работал на кухне. Окно её выходило в тихий, заросший черёмухой, проезд, ничто не отвлекало. Едва он открыл дверь квартиры, как затрезвонил теле-фон. Разин сбросил горячие кроссовки и, с удовольствием ощущая пятками прохладный линолеум, сделал несколько шагов к кухонному окну — телефон тут жил на подоконнике, рядом с корявым небритым кактусом, который Разину в ка-честве части имущества оставила Надежда пятнадцать лет.

Он снял горячую трубку. Говорить ни с кем не хоте-лось. Скорей всего, кто-то из старых приятелей решил по-здравить Теперь сугубо о творческих успехах Надо бы встретиться, Владислав Георгиевич, обсудить одну проблемку. Разин усмехнулся и, взяв трубку, отправился к рако-вине со стаканом — за водой для бедного растения. Разговаривая с Кондрашовым, он аккуратно лил воду в потрескавшуюся землю, и ему казалось, что кактус крякает от удовольствия.

Речь пой-дёт не о заказе, а о наших совместных действиях в одном се-рьёзном проекте. Смысл этого проекта Павел Лаврентьевич вам завтра обскажет. Поэтому я и хочу заранее обсудить Вскоре, бросив трубку, Рогов закурил и сказал кактусу: Мы, брат, од-ной крови. Я Дева по гороскопу, а ты — сын тех пустынь, где обитают девы, не трахнутые цивилизацией. Он вспомнил белобрысую гимназистку из кафе. Зелёная стена за окном налилась чернотой. Дымное небо подёрнулось углями заката, словно и там, в горних вы-сях, горели господни торфяники.

Разин стал на год старше. Горький запах дыма не помешал ему быстро и глубоко заснуть. Уже под утро, когда в комнату вползла прохлада, Разина разбудила лихая песня.

По тихому соловьиному проезду внизу шли девушки и горланили на всю Вселенную высокими пьяными голосами: Зачем наруш-шил мой покой! Но ответа, естественно, не дождался.

Мешали гостиничные запахи, звуки и собственные мысли. Бессонница, которая и дома донимала, теперь обострилась свежими впечатлениями. Недавние встречи и разговоры крутились в голове как закольцованный киносюжет. Машина подкатила к самому трапу — встречал вице-губернатор Чередниченко. Согласовывали с местными властями очередность объектов восстановления. Чередниченко сегодня выглядел неважно — лысый, рыхлый, с болезненно-белёсой кожей. Видать, некогда было загорать даже здесь, на южном солнышке.

Юлия Легенченко, Волгоград

И дышал, как загнанный. Вице-губернатор возглавлял областной комитет помощи Новороссии, входил в межведомственную федеральную ко-миссию да ещё встречал-провожал высоких гостей из международных организаций. Эти многочисленные организации средств на восстановление Донбасса не давали, но очень назойливо интересовались, как тратятся деньги, которые шли в разорённый край из российских фондов и не-которых зарубежных обществ помощи.

Когда они вбили себе в головы, что имеют право совать нос во все наши дела? Надо либо лыбиться, как станишный дурачок, либо делать покерфейс. Чтобы было не-понятно, о чём думаешь и куда собираешься послать.

Поначалу никаких ревизоров из Европы на горизонте не наблюдалось. Пока киевские ставленники на юго-востоке Украины выгоняли людей с работы только за ношение георгиевских ленточек, захватывали активистов сопротивления и расстреливали немногочисленные манифестации — не наблюдалось.

А едва вчерашние шахтёры, крестьяне и служащие вооружились и погнали сторонников новоявленной киевской власти, появились первые европейские наблюдатели. Сначала они очень интересовались, не хотят ли на Донбассе повторить референдум Крыма. И объясняли руководителям новообразованнных республик, что такое развитие событий противоречило бы Хельсинским соглашениям. А в них основополагающим фактором европейской стабильности и европейского процветания объявлялась нерушимость границ после Второй мировой войны.

При этом речь о стабильности и процветании Украины не заходила Как и о нерушимости границ той же Германии после объединения. Слишком мягко, подумал Железняк.

Дома он спал на жёстком узком диванчике, а тут Необъят-ный матрац и нежнейшие простыни. И хоть лето по календа-рю кончалось, на российском юге ещё было тепло. Так тепло, как в Москве и в июле бывает не. Кондиционер в но-мере он попросил выключить, потому что боялся простыть.

Встал и подошёл к огромному окну — во всю стену. Повеяло тёплым ветерком, запахами увядшей травы. Полная луна висела в чистом чёрном небе. За небольшим мелким лесом, окружающим загородную губернаторскую гостиницу, сабельной сталью блестела полоса Дона. На горизонте тускло светило электрическое зарево над областным центром. Самое интересное, что европейские наблюдатели нале-тели на пункты пропуска, когда массово пошли беженцы. Причём налетели на российскую сторону. Сначала тот же Чередниченко ду-мал, что европейские ревизоры просто боятся — на сопре-дельной стороне частенько слышались выстрелы и отдалён-ные разрывы.

Они тщательно следили, чтобы российские вла-сти, принимающие беженцев, не нарушали права человека. Выходит, украинская армия, тупо разрушающая инфраструктуру Донбасса, оставляющая людей без крова и надежды уцелеть, права человека не нарушала Но по большому счёту, им и на эти права было напле-вать.

Вне зависимости от того, нарушала бы их российская сторона или же не нарушала. Европейцы на границе Украины и России изучали злободневный феномен — передвижение больших людских масс в результате гражданского конфликта.

Но там всё было понятно: Можно было хоть как-то сдерживать поток. А вот Украина могла беспрепятственно вбросить в сытую европейскую действительность десяток-другой миллионов неприкаянных людей, у которых нашлись бы сердобольные защитники в парламентах, фондах и диаспорах.

Кроме таких горемык на Запад вполне могли бы просочиться люди с боевым опытом, приобретенным в до-нецких степях. И однажды научившись стрелять, эти люди, равнодушные к чужим жизням, стали бы разрушителями и без того хрупкого европейского орднунга.

Данилин организаторов краеведческой работы, член Центрального бюро краеведения ЦБК при Академии умер от голода в блокадном Ленинграде, прямо за рабочим столом, после того как на санках наук. Его деятельность в Горном Алтае активизировала среди местного населения волну ползком перетащил свой архив в Кунсткамеру. Его сохранила Лидия Каруновская, преданный друг интереса к научным исследованиям различных аспектов: Дочь Андрея Григорьевича Лидия не геологических и палеонтологических объектов, флоры и фауны, которые имели и практическое только сберегла бесценные материалы, но и занимается сегодня его изучением и изданием.

Юлия Легенченко

Надо заметить, что в этот период с конца х — начала х годов по всей стране А. Об этом Поисковая и исследовательская деятельность музейных работников и краеведов, можно свидетельствует переписка Данилина в 20—30 годы прошлого столетия с первыми директорами сказать, в те далекие времена заменяли научные государственные учреждения за их полным музея Н. Сергеевым, партийным работником Толушем Енчиновым и отсутствием в регионе. Лидия Андреевна в связи с нашим юбилеем любезно 14 15 научных сотрудников, краеведов на долгие годы приостановили развитие отечественного краеведения по всей стране, нанесли непоправимый удар науке и культуре.

Политические репрессии не прошли и мимо музея. Сегодня мы должны отдать дань памяти людям, которые целенаправленно, вопреки всем ограничениям и запретам, созидали на благо музея.

Знакомясь с их перепиской, научными трудами, полевыми сборами понимаешь, насколько непросто было работать в те годы. Но, несмотря на выпавшие на их долю суровые испытания, они преданно служили науке и оставили в ней свой след. Благодаря их деятельности формировались фонды не только алтайского музея, но и комплектовались коллекции ведущих музеев России. Так, с Алтаем связано имя Д. Клеменца — публициста, географа, этнографа, археолога и опытного специалиста музейного дела.

Занимаясь административной деятельностью и курируя Сибирский регион, Д. Несмотря на предоставила нам письма и фотографии отца. Музеи творят неравнодушные к истории и культуре относительно малую известность за пределами Сибири, это движение имело не только местное, но люди… Таким человеком, и был Андрей Григорьевич Данилин. Самую первую информацию о случившемся Конечно же, в связи с вековым юбилеем важно вспомнить и имя одного из первых Д.

Клеменц узнал от знакомого алтайца Аргымая Кульджина, известного на Алтае мецената заведующих музеем Натальи Николаевны Арбузовой. Она окончила Ленинградский университет, и коннозаводчика, бывшего депутатом от алтайского народа на коронации Николая II.

Аргымай её оставляли учиться в аспирантуре у известного ученого этнографа Л. С целью Арбузова пожелала поехать в далекую и неизвестную ей Ойротию. За время работы в музее с изучения племенного коневодства и конезаводчества он побывал в Англии, часто посещал Санкт- по е и с по е годы она вместе с А.

Анохиным заложила основы первых Петербург, поддерживал знакомство с Д. Клеменцем, вел активную торговлю с Монголией. Клеменц доложил на специальном Алтая, собирала материалы по религиозному движению алтайцев начала XX. События В конце го года Н. Арбузова была уволена из музея. Одной из причин моего ухода из музея явилась научных кругов слушать сообщение Д.

Клеменца пришли юристы, общественные, политические осенняя поездка в аймаки с А. Не спрашивайте ничего обо мне и других знакомых В году Д. Клеменц выступил в качестве эксперта по делу бурханистов Алтая. Умерла Наталья Николаевна в году в городе Уржуме Кировской опросным материалом собранным им на Алтае в году на месте события. В память о самоотверженном подвиге ученого районный краеведческий музей, в котором защите адвокатуры, научной и гуманистической позиции Д.

Клеменца, выступившего экспертом она проработала 37 лет, назван ее именем. Гонения на ученых не обошли и Сергея Михайловича Сергеева, директора музея с В Российском этнографическом музее сегодня хранится уникальная вещественная коллекция по е годы. Начало серьезных археологических исследований музея связано с его именем, по южным алтайцам, ценный фото-информационный материал, собранный в — годах выпускника Московского государственного университета.

Это первые крупные, достойные Д. Клеменцем на территории левого берега р. Катунь, Чуи и вдоль русско-монгольского тракта. Сергеев принимал участие в Саяно-Алтайской экспедиции, От Аргымая Кульджина в музей поступили комплекты повседневной мужской и женской одежды которую возглавляли научные сотрудники Государственного Исторического музея С. Среди алтайских корреспондентов Д. Клеменца были торговцы И. В 20—50 годы XX столетия в Российский этнографический музей поступали экспонаты от В конце х и е годы развитие музейной деятельности и краеведения перестало исследователей культуры народов Южной Сибири — С.

Потапова, вписываться в официальную идеологию и политику государства. Указом Совнаркома в С. В и е годы сотрудниками Российского этнографического года краеведческие организации по всей стране были ликвидированы. Аресты, ссылки и гибель музея были совершены серии экспедиций по сбору этнографических предметов.

Она призвана продемонстрировать идею общности культурных культурного наследия. Приводятся данные об основных факторах негативного воздействия, ценностей тюркских народов, что во многом способствует устойчивости и сохранению предлагается алгоритм применения комплекса мер, для решения изучаемых проблем. Also data Хакасского национального краеведческого музея имени Л.

Кызласова, Хакасского научно- on the main factors of negative influence are given in the paper. The contributor adduces the algorithm of исследовательского института языка, литературы и истории, Алтайского государственного application of a complex of measures and for the solution of the studied problems. Бианки; Всероссийскую Key words: Индустриальное развитие в ХХ веке привело к непониманию обществом ценности Сегодня научное пространство музея, заключенное в собранных фондах, описанных культурного и природного наследия.

В погоне за экономическими благами мы стали забывать о коллекциях и сохраненных документах, созданных экспозициях и привозимых выставках той данности, которую передали нам наши предки — природе и культуре. В настоящее время это постоянно расширяется, трансформируется, отражая не только память прежних поколений, их вопрос выживания цивилизации, поскольку мы рискуем стать манкуртами не помнящими родства. Пользуясь этим термином мы порой не вдумываемся в содержание понятия.

Наследие — это память обо всём важном для будущего обследования, осмотра приемов, передачи экспонатов, гербариев в музей. Проблема эта не нова, поскольку волновала мыслителей прошлых эпох: Гиппократа с его Данилин А. Из истории национально-освободительного движения в Горном Алтае. Вернадского, выявившего закономерности ноогенеза; Л. Гумилёва, доказавшего Дневник и воспоминания Василия Гуркина. Комитет администрации Алтайского края по культуре и туризму, Известно, что культурно-историческое наследие определяет менталитет, культурно- Государственный художественный музей Алтайского края, В традиционной культуре населения Личный архив Л.

Горного Алтая живы знания о табуированности или ограничении посещения святилищ, водных Матюшенко В. Археологические свидетельства подтверждают, что на Национальный музей Республики Алтай имени А. Чорос- местах расположения некрополей никогда не было синхронных поселений, люди посещали Гуркина. Напротив фиксируются случаи этнографических погребений в границах скифских и Д. Советское прошлое перевернуло все с ног на голову.

Мы стали распахивать курганные кандидат искусствоведения, г. XXI век многочисленных объектов культурно-исторического наследия, одновременно избавляясь от ещё более усугубил ситуацию промышленно-технологическим и антропогенным фактором.

Вместе с тем, сохранение культурно-исторического наследия — это конституционная В западном мире накоплен весьма обширный опыт регулирования на национальном обязанность каждого гражданина страны.

Тем не менее, на сегодня значительная часть возрождаются, приобретают новые аспекты своего существования, использования и развития. Это памятников истории и культуры, находящихся под охраной государства, имеют, к сожалению, достигается путем применения комплекса законодательных, организационных и информационных неудовлетворительный вид. Справедливости ради, нужно отметить, что это деяния не только рук мер, а также новых технологий, в результате которых заинтересованные в сохранении объектов человеческих.

В частности он утверждает, что существует две группы: В то же время, несомненно, в сфере культурного наследия четко фактором времени [Тюлюш Абсолютно все памятники археологии, за исключением проявили себя тенденции глобализации. Современный мир создает целую систему угроз и вызовов расположенных в пещерах, гротах или сокрытых на большой глубине на возвышенных участках, по отношению к культурному наследию.

В условиях динамичного и все более ускоряющегося подвержены влиянию природно-климатического фактора. С течением времени каменные курганы развития физические культурные ресурсы подвергаются угрозе полного или частичного разрушения теряют свою изначальную форму обычно округлая высокая насыпь и расплываются, а небольшие в случае невключенности в эти процессы.

Даже такая положительная тенденция, как развитие земляные и грунтовые курганы сливаются с окружающей почвой и распознаются только по туризма, в случае отсутствия должного контроля со стороны властей могут нанести объектам косвенным признакам. Антропогенный субъективный фактор можно условно разделить на наследия значительный вред.

Угрозы для наследия таятся также в результатах экономического несколько тесно связанных с жизнедеятельностью человека подгрупп: Бытовой урбанистический Географ Мазуров Ю.

На территории Тувы, 1. Природное и культурное наследие является необходимой предпосылкой стабильной Горного Алтая, по крайней мере, той части, которая пригодна для оседлой жизни, практически динамики устойчивого развития геосистем любых территориальных уровней.

Важнейшее невозможно найти места, где не стоял бы хотя бы один курган. Именно поэтому на территории следствие сформулированного вывода состоит в незаменимости наследия как фактора развития всех населенных пунктов остаются курганы. Зачастую, в процессе урбанизации, они оказываются природопользования; посреди улиц [Тюлюш Придание наследию функции стабилизации развития и важнейшего условия Научно-исследовательский или познавательный фактор подразумевает собой устойчивого развития общества; исследовательскую работу, направленную на изучение материальной культуры прошлого.

Экологический мониторинг объектов культурного наследия автор убеждён, что проведении археологических раскопок, археолог вынужденно разрушает сам памятник, оставляя введение этого вида мониторинга в практику экологической и культурной политики является после себя только перекопанную землю, которая должна быть рекультивирована и подтверждена одним из актуальных направлений формирования сферы управления наследием ; фотофиксацией, что в настоящее время требует полевой комитет Института археологии РАН.

Применение компенсационного принципа финансирования охраны культурного второй половине XX столетия интенсивные полевые исследования в Горном Алтае и соседних наследия, который может обеспечить еще один самостоятельный канал финансирования сферы регионах, с одной стороны дали уникальный материал, с другой стороны, и это проблема культуры; существовавшей тогда методики не использовали метод сплошного раскопав основном 5. Петроглифы вообще достаточно культурного наследия, через понимание необходимости, для передачи будущим поколениям ; поздно были оценены как полноценный исторический источник.

И уж коли наука так относилась 6. Изучение феномена культурного и природного наследия в высшей школе страны не к историческому наследию, что говорить о рядовых жителях. Следовательно, как не крути, только для профильных специальностей, а как необходимую дисциплину - историю, философию, антропогенный фактор является превалирующим.

В настоящее время, в эпоху рыночной экономики, существует проблема, как сохранения Подводя итог, следует сказать, что только осознание общего долга государства, общества и культурного наследия, так его востребованности и использования. Следовательно, на уровне регионов необходимо определить культурное наследие в качестве приоритетного ресурса, что может способствовать социально-экономическому развитию.

Список литературы На фоне общей отсталости Российской Федерации от других стран мира в сфере Лисицкий А. Культурное наследие как ресурс устойчивого развития: Следуя 20 21 Мазуров Ю.

Природное и культурное наследие как фактор развития природопользования: Автореферат дисс…доктора географических наук. Горно-Алтайск, Россия, dvornikovep yandex. Dvornikov Eduard Pavlovich, PhD in History, associate professor at Federal state budgetary educational Интерпретация сакральных представлений предполагает изучение: Алтай, святилища, традиции, наскальные рисунки, интерпретация, обрядов и праздников, проводимых на святилищах [Марсадолов ]. Altai, sanctuaries, traditions, rock paintings, interpretation, astroarchaeology.

Следует отметить, что многие из вышеназванных объектов находятся в открытых степных районах или на окружающих их горах. В широких долинах таких сакральных линий было гораздо.

Археологи уже более лет исследуют культовые памятники евразийских кочевников I Культы Неба, Солнца, Луны, Огня, Древа и Горы были одними из самых главных в ритуальной жизни тыс.

Многочисленные археологические факты позволяют не только поставить, но и более древних кочевых племён Центральной Азии в первой половине I тыс. Возможно, именно подробно рассмотреть вопросы о наличии у кочевых племен Евразии своеобразных культовых устремлённостью к Небу, к вершинам гор, а не под землю, объясняется наличие погребального центров и святилищ, служащих для различных ритуальных целей, в том числе и для довольно обряда захоронения человека с конём на поверхности земли на уровне древнего горизонта в этом сложных обрядов поклонения небесным светилам, различным божествам и коню [Марсадолов и других регионах, и не только в элитных курганах типа Аржан-1 в Туве, но также и в средних и ].

При интерпретации древних культовых объектов необходимо различать три аспекта: Во многих случаях наскальные изображения расположены вблизи каменных выкладок, 1 материальный; 2 древне-научный и 3 сакральный [Марсадолов ]. Видимо, между наскальными рисунками и 22 23 этими памятниками есть какая-то связь, близость их между собой, что пытаются выяснить многие археологи [Кубарев ; Марсадолов; Тишкин, Горбунов ; Молодин, Ефремова и др.

Выбор места для святилища. В процессе исследований Саяно-Алтайской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа сокр. В горных или степных ландшафтах сначала выбирали подходящую долину или урочище, затем определяли ритуально важный центр комплекса, а позднее и места для основных объектов табл.